Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

«Здесь нельзя делать только то, что интересно тебе»

Режиссер Дмитрий Касимов о поэзии, спонтанности и сезонных новинках Камерного театра

«Здесь нельзя делать только то, что интересно тебе»
20 сентября 2017 14:01

Автор:
Ксения Кузнецова

Прошлый год для Камерного театра прошёл под лозунгом «посмотреть на историю глазами поэта». Воплотилось это в масштабном проекте из пяти спектаклей «Русская поэзия XX века», приуроченном к 100-летию революции. Театральный сезон 2017 года открывается там 22 сентября премьерой «Обэриуты», которая стала последним пазлом проекта, начавшегося в 2016 году постановкой «Оттепель». Литературный эксперимент устроил новый главный режиссёр Камерного театра Дмитрий Касимов. IMC спросил его о новинках 2017 года и том, чего удалось добиться за год во главе Камерного.

– Вы учились театральному искусству в Москве. Почему приехали в Екатеринбург?

После учебы в ГИТИСе мне предложили поработать штатным режиссёром в театре Романа Виктюка. Я согласился, и всё бы хорошо, но только в «от» и «до» авторском пространстве, где любой другой человек сродни инородному телу, сложно понять свои возможности. Далее было много городов, а с ними и опыт, и разочарования. В 2010 году случился Екатеринбург, и пословица «Где родился там и сгодился» оказалась применением к действию.

Во время учебы у Виктюка у меня сформировалось твёрдое убеждение, что нужно идти своим путём, который будет очень тяжелым, и для этого надо набраться терпения, сил, веры, уверенности. Когда в 2010 я приехал в Екатеринбург, то мне предложили поставить спектакль в театральном институте. Далее – постановка в ТЮЗе «Оскар и Розовая Дама» с Любовью Ворожцовой.

Первый опыт, первые спектакли, относился я к ним очень серьёзно, считал каким-то художественным высказыванием. Но сейчас понимаю, что это работы неопытного, незрелого режиссёра, хотя какие-то вещи были интересными

Потом был «Молодой театр», проект на площадке Театра драмы, где студенты играют на одной сцене с мастерами. Сделали это потому, что у любого театра может наступить кризис, и ему не помешают в его преодолении молодые ребята, которым надо давать дорогу.

– Теперь эта идея играет не последнюю роль в творческой жизни Камерного. А что было нового, странного, необычного в прошлом сезоне театра?

- В первую очередь, собралась новая команда. Я только пришёл в театр и никого не знал, как и меня там никто не знал. А начинать работать нужно было без замедлений. Мы открылись в прошлом сезоне спектаклем московского режиссёра Владимира Даная «Где тонко, там и рвётся», потом сразу запустили большой проект «Русская поэзия XX века». Он открылся спектаклем «Оттепель», ставшим очень успешным в театре.

Если говорить о проекте, то это колоссальный труд: в нём участвует около 50 человек: и музыканты, и артисты, и художники. Сделано много трудной работы, потому что необходимо было найти общий язык с коллективом, посмотреть друг другу в глаза, как-то увидеть, услышать, понять. Слава Богу, отношения с коллективом сложились очень творческие, и следующий сезон станет логичным продолжением того хорошего порыва, вектора, который театр создал своей творческой энергией.

– Будут ли ещё в театре проекты, связанные с поэзией?

Да, в планах живёт пушкинский проект, точнее отдельная история внутри этого богатого периода: поэты пушкинского круга. Понимаете, постановки «Русская поэзия XX века» были попыткой посмотреть на известные события через другую призму, поэтическую. Сами артисты, испытав такое влияние, уже по-другому существуют на сцене, узнав то, чего раньше не знали. С поэзией не нужно расставаться, только усиливать тягу к ней.

– Какая концепция у Камерного театра сейчас?

Мы занимаемся писателем, его миром, литературными явлениями. Наш театр не может быть сам по себе, иными словами, мы не можем начать играть современную драматургию. Здесь нельзя делать только то, что интересно тебе или начать притягивать что-то за уши. Естественная среда этого места – Литературный квартал с его тайнами и загадками, а литературные загадки – это такая вещь, которая нам позволяет заново прочесть какое-то произведение, ведь со временем они начинают звучать совершенно по-другому.

– Удивляют ли вас чем-нибудь зрители?

Могу сказать об этом со стороны того, кто находится на сцене. На спектаклях проекта «Русская поэзия ХХ века» мы присутствуем в момент, когда у зрителя меняется сознание: он вдруг видит совершенно другой театр, которого раньше не видел. С ним начинают говорить на другом, но понятном ему языке.

Например, когда в спектакле «Оттепель» звучат строки из «Мастера и Маргариты», то у каждого срабатывает свой ассоциативный ряд: так мой одноклассник, присутствующий на премьере, заплакал. Это означает, что театр разный. Не только пьесы, ситуации, а и мы имеем больше возможностей, потому что работаем со словом писателя, поэта, а слову поэта можно верить.

Как выбираются произведения для постановок?

Я придерживаюсь чувства спонтанности: просто наступает момент, когда разбросанные отрывки информации, впечатлений начинают собираться в одну картину. Полученный опыт 10, 15, 30 лет назад внезапно начинает возникать в сознании. Всё начинает собираться одно к другому, притягиваться какой-то энергией. Эти идеи могут лежать год, два, а потом раз – и приходит своё время. 

– Как оцениваете театральную жизнь Екатеринбург: что поразило, воодушевило, огорчило?

Я посмотрел спектакль «Колымские рассказы» Шаламова в Ельцин Центре. Спектакль хороший, всем советую на него сходить. Его поставил петербургский молодой режиссер Алексей Забегин, там играет Дмитрий Зимин, Ильдар Гарифуллин, Александр Фукалов и певица Лиза Неволина из группы «Дзинь». Вот тоже какая-то интересная история: молодые ребята собрались и придумали, как сделать очень непростой, наполненный страшными подробностями текст. Продраться через него, ничего бытового не разыгрывая, а просто читая текст – это огромная работа.

Ожидаются ли в новом сезоне изменения в репертуаре?

Если прошлый сезон у нас был поэтическим, то новый будет хореографическим, это наша сезонная интрига. Во-первых, у нас появились резиденты – отдельный творческий коллектив, танцевальный дуэт современного танца «ZONK'a». С хореографом этой команды Александром Фроловым мы решили поработать, и уже начались репетиции. Ещё произойдет встреча с другим танцевальным женским коллективом «27/1», участвующим с нами в одном спектакле.

Идея сезона, связанная с хореографией, зрела давно. Я занимаюсь и увлекаюсь танцем со времен учебы в нашем театральном институте, в котором моим педагогом был и остается Олег Алексеевич Петров. Он познакомил меня с танцем, а уже в ГИТИСе Виктюк, у которого язык тела – важнейший инструмент, объяснил каким образом и зачем артисту им нужно владеть.

К каждой категории выступающих есть определенные требования, ибо драматический артист не может делать тоже, что и профессиональный танцовщик. Однако артист владеет другим: он многое умеет сыграть, поймать суть того, что хочет хореограф, хотя у него не такие данные. Многие из них на драматических сценах Москвы затанцевали: например, на спектакле «Анна Каренина» в театре Вахтангова, постановке «Моряки и шлюхи» мастерской Петра Фоменко. Это позволяет, опять же, открыть что-то новое в театре вообще. К тому же, и в танце, как и в вокале, не обманешь.

Какие спектакли ждать зрителям Камерного театра в новом сезоне?

В сентябре покажем премьеру «Обэриуты», в октябре – «Щелкунчик». Потом мы задумали поставить «Последнюю ленту Креппа», авторство Беккета, со старейшим артистом Камерного Леонидом Рыбниковым.  

Самым экспериментальным спектаклем будет Marchen («Сказка») по рассказу Владимира Набокова. Это совместная постановка с танцевальной компанией «27/1». Ее мы покажем в декабре, как и новогоднюю сказку для наших маленьких зрителей. А в следующем квартале к Международному дню театра планируем представить «Сонеты Шекспира». В конце сезона – премьера «Отрочество» Льва Толстого в инсценировке Ярославы Пулинович, поставленную петербургским режиссером Георгием Цнобиладзе.

Следующий XVIII сезон выпадает на 20–летний юбилей Камерного театра. В начале работы в нём, Дмитрий Касимов сказал, что театр остаётся в тени, а он, как человек искушенный, видевший в столице много постановочных шедевров, этого не потерпит. Вышло так, что режиссёр слов на ветер не бросает: за прошлый сезон о театре в Литературном квартале стали говорить больше, чем раньше. Похоже, у Камерного началась новая жизнь. 

Фото: Дмитрий Касимов, сайт Камерного театра

Теги