Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

«Быстро Исеть никак не реабилитировать»

Директор института охраны воды о том, как помочь Исети

«Быстро Исеть никак не реабилитировать»
14 августа 2017 18:21

Автор:
Александра Новикова

Российский научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов занимается проблемами, связанными с водоёмами. Их реабилитация и восстановление – одна из основных задач института. Почти месяц видя осушенную Исеть, мы всерьёз обеспокоились состоянием реки и поговорили с директором НИИ Надеждой Прохоровой. Она рассказала Its My City о том, какие проблемы нужно решать, как можно сделать реку пригодной для купания и как повлияет на состояние городского пруда строительство Храма-на-воде.

Как охраняют и очищают воду в городах и России по всему миру? Есть ли за рубежом что-то такое, чего у нас до сих пор нет?

Само выражение «экологическая реабилитация водных объектов» появилось в России только в 2012 году, когда впервые приняли Программу по развитию водохозяйственного комплекса Российской Федерации в 2012-2020 годах. К сожалению, выражение-то появилось, но что под ним понимать никто не знает. Кто-то считает, что нужно укреплять берега, кто-то – что очищать дно. Все понимают по-своему.

Мировая практика охраны водоёмов существует значительно дольше, и зарубежный опыт мы активно перенимаем. При этом едва ли можно сказать, что в мировой практике есть какие-то прорывные тенденции – они все есть и у нас. Часто в администрации вынуждены закупать технологии из-за границы: например, когда покупали технологии по водоподготовке для Первоуральского водопровода. Купили, установили, всё было замечательно, но потом материалы кончились. Пришлось снова закупать импортные материалы для того, чтобы производство работало. Часто это вопрос политический , и властям выгоднее иметь контакты с Венгрией, Чехией, Словакией и другими странами.

Какие программы охраны воды сейчас действуют в Екатеринбурге?

Отдельной программы по защите и охране воды в городе нет. У нас действует одна общая большая программа Министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области, из которой финансируются мероприятия в городе и области. В ней есть блок, посвящённый воде. Выделяется очень небольшая сумма денег – последние годы это чувствовалось особенно резко. Берётся целенаправленно какое-то одно водохранилище – например, в прошлом году таким объектом стало Северское водохранилище в Полевском. Исследуются причины негативных воздействий и разрабатывается программа по их устранению. Реабилитация водохранилищ – вещь не одного года.

Что касается области – вопросами восстановления водных объектов хорошо занимаются в Нижнем Тагиле. Много говорят о Черноисточинском водохранилище, из которого город снабжается питьевой водой. Последнее, что мы делали непосредственно в Екатеринбурге – исследовали и описали все водные объекты на территории города.

Есть ли какие-то мероприятия по охране и реабилитации Исети? Как вообще сегодня можно оценить её состояние?

Исеть – объект рыбохозяйственного значения, но так как она находится в черте города, требования к её охране более лояльны. Стандарты слабее, допускается загрязнение большей величины, Я думаю, что быстро её никак не реабилитировать. В ближайшее время найти деньги на такой проект будет очень непросто. На это нужны средства области или, вероятнее, города, и федеральные деньги тут не получить. Что мы здесь хотим исследовать? Нам про реку Исеть в черте города известно практически всё.

Нам известно, кто и в каком объеме сбрасывает. Поэтому другой вопрос – что с этим сегодня делать?

Основным загрязнителем реки в черте города являются поступления сточных вод. Всё стекает в реку. Предприятия имеют очистные сооружения, но, так или иначе, кто-то нарушает сброс сточных вод. За ливневой сток не отвечает никто. В городе много раз разрабатывалась система очистки ливневых стоков, но на реализацию всегда не хватало средств. Два или три раза реку чистили, изымали оттуда все донные отложения. И всё это вываливалось в районе парка Маяковского. Из одного места брали и в другое перевозили. По сути, это просто перекладка грязи из одного места в другое. У нас очень ограниченное количество площадок, где утилизируются осадки хозяйственно-бытовых сточных вод.

Как реке могут помочь неравнодушные горожане?

Наверное, вы и сами знаете ответ на этот вопрос – экологическим образованием и воспитанием. Не плюй, где живешь – пригодится водицы напиться. Обязательно нужно работать со школьниками. Я вам потрясающую историю расскажу. К нам в музей на экскурсию недавно приходил четвёртый класс школы в Кировском районе. Мы рассуждали, чем озеро отличается от водохранилища.

Я спрашиваю: знаете ли вы какое-нибудь озеро, которое находится рядом с нами? Они молчат. Спрашиваю, а кто знает, что такое Шарташ? И они мне хором: рынок. Это дети, которые живут рядом с Шарташом – не на Сортировке

Я всегда привожу голландский опыт. Там в начальной школе дети один день в неделю не учатся – они занимаются вопросами изучения природы. Их ведут на очистные сооружения, а на очистных сооружениях есть специально оборудованные для этого комнаты. Им рассказывают, через какие сооружения водичка проходит. Они рисуют, лепят, проводят там время, чтобы узнать, откуда берётся чистая вода. Их водят в парки, их приводят на берег моря – дети с самого начала понимают, что фантики в воду бросать не надо.

Недавно активисты из общественного комитета «Метла» и «Комитета Городского пруда» провели несколько субботников на берегу пруда, на которых самостоятельно чистили пруд от бутылок и прочего мусора. Могут ли такие движения существенно изменить ситуацию с экологией воды?

Я думаю, что да. Это огромная помощь. И когда организуются такие мероприятия по очистке, это становится широко известно, и местные жители подтягиваются. И мамаши, которые в это время гуляли с детьми, и люди, которые проезжали на велосипедах – все подключаются к этому процессу. Поэтому работа с населением – это очень важно.

Фото: группа комитета "Метла" в Facebook

Как вы думаете, как повлияет на состояние Исети строительство Храма-на-воде?

Я сначала как гражданин Екатеринбург скажу: ничего не имею против строительства храмов и сама очень уважительно к ним отношусь. Но когда через город течет река, когда в городе есть красивый большой пруд – это настолько украшает город.

У каждого города есть такая изюминка: его река, мост на этой реке, его набережная. Поэтому делать наш небольшой пруд еще меньше я лично не хочу. Я хочу, чтобы у нас просматривался водный простор

Что касается технических моментов, с точки зрения строительства и использования водохранилищ сегодня можно сделать что угодно. Можно подключиться к централизованной системе канализации. Можно обеспечить теплоснабжением и подвести все необходимые сети. Должна быть гарантия безаварийного функционирования всей системы.

В противном случае: лопнула труба – и так у нас рыбёшки кошки не едят – остатки всплыли. Повысится температура водохранилища, оно зацветёт ещё сильнее, чем сейчас. Где гарантия того, что технологически всё обеспечат правильно? Будут ли трезвенниками сантехники, которые будут обслуживать сооружение? Теоретически можно решить все вопросы. Но целесообразность строить храм на воде для меня непонятна.

В летний период активно развивается такой вид развлекательных услуг, как прогулки на катерах и яхтах. Как это влияет на состояние реки?

Это зависит от того, какие у них стоят моторы и какую они используют солярку. Раньше вообще был полный запрет на использование моторных лодок на территории Верх-Исетского водохранилища – гребли руками, наслаждались. Сейчас разрешения на использование акваторий выдаёт Росприроднадзор, у всех должна быть лицензия на прокат. Должен быть заключён договор с разрешением на использование акваторий без изъятия воды. Транспортное средство должно быть зарегистировано. Безусловно, плёнка на берегах будет появляться – всё зависит лишь от интенсивности использования этих моторок.

Возможно ли очистить Исеть и городские водоёмы до такой степени, чтобы она стала пригодной для купания?

Возможно. Первым шагом к этому будет строительство двух водохранилищ – это позволит усилить поток, и река будет промываться. Этим занимается Ленгидропроект. Наш институт должен дать перспективный прогноз качества воды в этих водохранилищах. Изначально планировалось закончить проект к 2020 году и сразу же начать строительство, но в прошлом году, например, денег на него не выделили ни копейки. Уже выполнена геодезия, определены площадки. Строить будут на федеральные деньги, потому что нам таких денег в жизни не набрать.

Промывание положительно скажется на очистке реки. Но в любом случае – это будет очень долго. Ну, вычерпали тут грязь. А что делать с Верх-Исетским водохранилищем, куда веками сбрасывалась грязь – вода же всё равно транспортируется со стоками?

Есть федеральная программа «Ликвидация накопленного экологического ущерба», которая могла бы помочь Исети. Но Екатеринбург ни одной заявки туда не сделал. Добиться того, чтобы включили в программу и профинансировали – может, не на следующий год, но когда-нибудь. Хлопотное дело, а всем некогда. 

Фото: Вячеслав Солдатов, Анна Балтина

Теги