Подпишись на нашу группу в Facebook

«Тинейджеры сегодня не тупые»

Екатеринбургский школьник создал проект, помогающий подростками реализовать свои идеи

«Тинейджеры сегодня не тупые»
17 мая 2017 17:44

Автор:
Валентина Табатчикова

Дмитрий Гурьев - вундеркинд-предприниматель, школьник-стартапер - так чаще всего называют этого молодого человека. Сам он говорит, что первое совершенно не верно, так как всё, что делает он и его команда, может сделать любой, было бы желание. Второе определение ближе к истине, но сам он считает себя скорее помощником стартаперов, помогая подросткам реализовывать их идеи, будь то бизнес, наука или искусство. IMC расспросил Дмитрия о том, как он сделал Центр инновационного образования, какой уровень преподавания в сегодняшней школе и тяжело ли подростку найти инвесторов для своего проекта.

- Дмитрий, почему вы захотели встретиться именно в Ельцин Центре и что вообще для вас представляет собой это место?

- Это то, что я хотел видеть в плане центра нового поколения. Понятно, что торговые центры не подходят для атмосферы генерации идей, для чего-то инновационного, а Ельцин-центр - это как раз самое то. И он уже стал традиционным местом встреч для меня, так как здесь проходила подготовка к TED, на котором я выступал.

- Ко мне сейчас вы тоже приехали с какой-то встречи или мероприятия, что это было?

- Да, это мероприятие было организовано для совета старшеклассников Кировского района. Во-первых, мы их агитировали, чтобы они принимали участие в проекте FRED (Free Education. - Прим.ред.), идейным вдохновителем и основателем которого я являюсь. И второе - это небольшой мастер-класс по тому, как работать в команде, как генерировать идеи так, чтобы они двигались, а не оставались на уровне идеи.

- Тогда давайте подробнее про FRED. Вообще что это и для чего это? На сайте проекта все это называется «Центром инновационного образования», но это сочетание слов настолько размыто, что понять суть трудно.

- У нас очень разносторонний проект, и назвать его центром инновационного образования было бы слишком узко, но лучше мы пока не придумали. Именно над этим мы сейчас работаем, и в этом трудность - надо показать все грани проекта.

Изначально идея заключалась в съемке учебных видеороликов по физике. Потом мы перешли на научное шоу, потом к нам потихоньку приходили новые люди, которые создавали свои проекты. Например, к нам пришла Надя Куцевалова из 130 лицея и сказала: «Я не математик, я не физик, но мне нравится искусство!». Сейчас у нас есть FRED Art, который занимается распространением искусства среди молодежи, распространением культуры и так далее. А основная команда FRED занимается тем, что передает тот опыт, который мы наработали, а также делится теми площадками, теми связями, которые у нас есть.

Приведу пример. У нас есть сейчас проект Virtual FRED - это тестирование профессий будущего в пространстве виртуальной реальности. Этим занимаются ребята из 35-й и 176-й гимназии. Они выступали со своими проектами в «Сириусе» - инновационном центре для школьников, заняли там первое место. А дальше двигаться не могут. То есть их проектом не пользуются люди.

Что мы сделали? Мы предоставили площадки, предоставили инвестора, который в них вложился, и сумма достаточно большая. И теперь с их стартапом все идет прекрасно

FRED чуть меньше года, он был создан в конце мая 2016 года. Тогда я стал лауреатом Президентской премии по физике. Но я не понял тогда, зачем мне эта премия. Да - я выступил перед жюри, да - высокие оценки, да - кому-то понравилось, но этим проектом не пользуются, а вполне могли бы делать это, например, в реальном производстве. Мой проект не продвинули до этого уровня, а мне хотелось. Я задумался: возможно, так у большинства и происходит? У них есть идеи, а реализовать они их не могут? Все слишком теоретизировано и бессмысленно.

- «Всё» это в смысле образование? Неужели в школе всё настолько плохо?

- Это лично мое мнение, но да, в школе действительно всё плохо. Например, самое большое внимание там уделяют подготовке к ЕГЭ. А мне хватило часа занятий русским языком со своей девушкой, чтобы понять то, что мы проходили в школе примерно полгода. Или те же видеоролики по физике: посмотрев один из них, спокойно, без окриков, как это обычно бывает в классах, я прекрасно понимаю, что это, могу решать контрольные. И всё могу. В этом моменте теряется важность школьного образования.

- Получается, что FRED - это попытка создать альтернативу школьному образованию?

- Не попытка. FRED может стать прекрасным дополнением сегодняшнему школьному образованию. Дело в потребности. Если я люблю физику, то мне не нужен французский как третий язык. Или литература. Я, конечно, читаю художественную литературу, она мне нравится. Но когда я на уроках литературы изучаю тексты, разбираю их, теряется кайф от чтения. И каждый раз, когда я читаю дома, это тоже происходит.

У тех, кто приходит во FRED, есть потребность заниматься тем, чем им интересно. Например, если парень физик, и он хочет дальше двигаться в физике и хочет организовать стартап, то он и будет делать именно это. Он занимается тем, что ему ему в этом поможет. Если английский нужен ему для международного уровня, он будет его учить.

Многие говорят, что самый главный фактор, о котором нужно думать - это время, его легче всего потерять. То, на что мы обращаем внимание, больше всего и растет. И если мы будем делать, как сейчас делают в школах, распыляться, то в итоге ничего не будет расти. 

- Как продвинуть новое образование?

- Этим прекрасно занимается молодежное правительство и молодежный парламент. У них есть краш-тесты, куда приходят потенциальные инвесторы. Я там выступал со своим проектом FRED, и много людей этим заинтересовалось. Нам предоставили площадки, обрисовали возможные варианты развития. Кирилл Полуяктов из молодежного парламента возил нас на молодежный форум для предпринимателей в Заречном. Через эти организации мы и пробивались. TED помог, множество других конкурсов и конференций, мы выступали в школах, различные образовательные центры нам помогали. Плохая идея - она не пробьется, и то что мы сделали, о чем-то говорит.

- А подросткам самим это надо? В смысле, какой он сегодня - типичный представитель тинейджеров, и хочет ли вообще чем-то таким заниматься?

- Типичный представитель все-таки нет. Точнее он хочет, но не занимается, потому что зачастую не знает, чего он хочет. С этим можно встретиться, например, у 11-классников. Выпускной класс, ЕГЭ, какие предметы сдавать - непонятно, куда поступать - непонятно. Почему? Потому что не было опыта. Откуда они знают, куда им поступать? И задают вполне нормальные вопросы. Задача взрослых - обеспечить им возможности, чтобы они протестировали и поняли, их ли это дело.

Чтобы они не изучали школьный материал, где тупо выдают информацию. А предоставить площадки, аппаратуру, людей, которые готовы с ними работать, возможно даже финансы. И вот когда подросток проходит не искусственно созданные, не школьные, а реальные ситуации, то только тогда он поймет, чего он реально хочет.

У меня в 9-10 классе была проблема: идей много, горю! Но вот куда пойти? В какой-то кружок, где искусственно это создано - не хочется. А хочется чего-то настоящего. И FRED - это такая платформа, которая развивает стартапы детей.

Многие взрослые думают, что для серьезных дел у детей мало опыта - надо сначала учиться, и потом... А это потом никогда не наступает.

Потому что потом институт, который основан на том, что было в школе. Потом работа в соответствии с этим. И только лет в 60 оказывается, что надо было что-то другое выбирать.

- Откуда же у детей возьмутся идеи для стартапов?

- Количество идей для развития зависит от окружения и от семьи. Родители часто покрывают потребности ребенка. Какие нормальные потребности у современного ребенка? Возникает, например, потребность в деньгах. А родители говорят, что не будет айфона, пока не будет все хорошо в школе. И он вынужден зубрить, чтобы получить этот айфон, или очень часто списывать А Генри Форд говорил своему сыну: «Образование я тебе обеспечу, но если хочешь велосипед, то или сам его сделай, или иди заработай на него». Что он таким образом сделал? Создал задачу для сына, которую тот в силах решить. И при этом он не покрыл ее своим «я куплю». От этого очень сильно зависит, будет ребенок развиваться или нет.

Второе, от чего зависит развитие - это окружение в школе. Очень часто бывает так, что в плохом окружении ребенок стремится к хорошему, но с течением времени он все равно синхронизируется с этим обществом. Это как эффект синхронизации метрономов - если их поставить на движущуюся поверхность, они в итоге синхронизируются. И со всеми людьми так происходит.

В большей степени осознание происходит в 14-15 лет, это 9-10 класс. Потом их запихивают в ЕГЭ. Многие кстати ушли из FRED из-за ЕГЭ. Их родители к нам не пускали из-за подготовки к экзаменам.

- А как ваши родители ко всему этому относятся?

- Мои родители изначально думали, что это ненадолго, как и многие из моих предыдущих идей. Потом потихоньку стали понимать, что это во что-то выльется, стали помогать. И я им благодарен за это. Большинство родителей тех ребят, кто посещает FRED тоже думают, что это ненадолго. ЕГЭ надо, образование надо, а потом... Это потом не наступит. Примеров этого 90%. Но есть и родители, которые реально видят проблему в школьном образовании.

Оно не поменялось практически за все время его существования, а мир очень быстро меняется. Нужны совершенно другие стандарты. Даже в одной узкой области тяжело стать специалистом, потому что мы едва успеваем за теми открытиями, которые в эту минуту делаются. И на TED ко мне подходили родители и говорили об этом. Некоторые видят, но далеко не все. И я бьюсь за то, чтобы родители это увидели.

- А это родители должны видеть?

- И родители, и дети. Надо понимать, что даже если сам подросток очень хочет, а родители ему запрещают, то до 18-ти лет он ничего не может. Взрослым надо не ограничивать детей в плане развития, покрывая их потребности. У детей есть энергия, время и потенциал, и их надо раскрыть.

- Но этот потенциал, насколько он велик реально в подростках?

- У всех есть потенциал, но есть те, кто ощутил близость его раскрытия, а есть те, кто спрятал его. Я стараюсь находить таких ребят. И стараюсь создавать из «холодных» подростков активных, достать из них эту потребность. Это трудно, но потихоньку мы нащупываем тот формат, в котором это получается сделать.

- Школы реагируют на вашу работу?

- В моей школе помогать не хотят, но отпускают меня на мероприятия. Такие школы как гимназия №2, гимназия №35, приглашают нас для того, чтобы мы выступали перед школьниками. Они понимают правильно. Был и один лицей, который нас вообще не пустил, даже не дал выступить.

- Давайте вернемся непосредственно к проекту. Приходит во FRED человек с идеей. Что дальше?

- Устраиваем мозговой штурм, на котором выясняем, что можно добавить, что нужно убрать. Потом приглашаем специалистов, которые рады помочь подрастающему поколению. Они еще глубже разбирают эту идею, говорят, какие ошибки они сами делали, когда начинали свое дело. Мы даем распространение, если это нужно. Даем мастер-классы: по продвижению продукта, по SMM или по созданию сайта. У нас есть площадки, на которых ребята просто могут работать. Там есть компьютеры, доска для мозговых штурмов. Вдобавок, находим инвесторов, которые могут вложиться в какой-то из проектов.

- Откуда у 17-летнего парня связи с инвесторами?

- Я просто обожаю общаться с людьми. Когда я попадаю в общество взрослых умных людей, стараюсь вслушиваться, знакомиться, находить контакты. И такие люди нам помогают. Тинейджеры сегодня не тупые. У подрастающего поколения на самом деле потенциал огромный. Есть масса времени для того, чтобы что-то творить. А взрослые должны обеспечить им эту разницу потенциалов - обеспечить такие задачи, которые подростки в силах решить, но которые при этом на уровень выше, чем эти подростки есть сейчас. Потому что есть проблема, когда подростки не могут себя реализовать. А потом идут по пути, который они не выбирали, а выбрал за них кто-то другой.

Фото: Вячеслав Солдатов

Теги