Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

Жизнь не есть сон

Вячеслав Душин и Александр Елсаков о музыке, образовании, междисциплинарности вечеринок и «чистой «Тесноте»

Жизнь не есть сон
15 мая 2017 18:52

Автор:
Вячеслав Солдатов

После закрытия клуба «Сон» в декабре прошлого года ночная жизнь Екатеринбурга явно затормозила и потеряла в оригинальности. Впрочем, создатели клуба, Вячеслав Душин и Александр Елсаков из промо-бюро «Теснота» утверждают, что расстраиваться тут нечего. Они рассказали IMC, что общего между изданием философского зина и организацией рейва, как заставить северокорейцев слушать электронную музыку и чего ждать от «Тесноты» в дальнейшем. 

Клуб «Сон» закрылся в декабре. Скучаете по нему?

Александр Елсаков: Конкретно по клубу «Сон» - нет. А по собственной площадке, по возможности работы с пространством - да. Клуб «Сон» изначально задумывался нами как один из этапов нашей жизни, и этот этап прошел.

Вячеслав Душин: Я тоже не скучаю. Время, проведенное в клубе «Сон», было очень насыщенным. Постоянные изменения в пространстве, музыке, подаче вечеринок - все это настолько нас погрузило в процесс, что в последние дни существования клуба казалось, что это история логично завершается. Классно повеселились, неплохо поработали, воплотили свои задумки. И после закрытия мы просто подвели выводы и пошли дальше.

А.Е. И особенно интересно после такого опыта было возвращаться назад, в «чистую» «Тесноту».

В.Д. Да, когда появился клуб, многие говорили: «Вот, раньше у «Тесноты» было все круто, необычно, спонтанные вечеринки в неожиданных местах». А когда клуб закрылся, стали говорить: «Эх, как не хватает «Сна».

И как прошло это возвращение?

А.Е. Вернулись в обойму с лёту: прошла новогодняя вечеринка, мы уехали на две недели в гастроли, и первое мероприятие «Тесноты» случилось после них.

В.Д. Не было никаких планов, и только в гастролях начало вырисовываться наше сотрудничество с Adidas относительно необычных мероприятий. Не просто брендированных вечеринок в магазине, а то, что в дальнейшем выросло в «Дальше - шум».

У «Тесноты» было много воплощений: интернет-зин, книжная лавка «Клейстер», клуб «Сон». Как бы вы рассказали об этих и других этапах?

А.Е. Вообще, «Клейстер» не был нашим проектом. Воспоминания о зине - это забавно. Странно, что люди до сих пор считают его актуальным. Мне супер-сложно об этом говорить, потому что история с зином для меня обнулилась историей с WTF (Журнал о моде What The Fashion? - Прим. ред.). И как раз WTF для нас был большей вехой в плане журналистской, редакторской работы. И учитывая разницу в охвате аудитории WTF и зина «Тесноты», я считаю упоминания последнего тем более странными. Здесь меня больше расстраивает то, что в разговорах о «Тесноте» никто не хочет актуализировать тот наш опыт. Потому что там зарыто очень много интересных мыслей, которые развивали и саму «Тесноту».

Давайте актуализируем: вам чем запомнился WTF?  

В.Д.(смеется): Мне он запомнился тем, что меня туда звали работать, а я не пошел. А Сашу никто не звал, и он пришел туда сам.

А.Е.: Для меня эта история интересна с той точки зрения, насколько классные технологии и финты могут быть несвоевременными. Я вижу версточные тренды, которые поменялись в местном глянце после WTF. Я помню, как партнерский контент только начал мигрировать в сторону нативной рекламы, и мы старались ее придумывать для рекламодателей. Это были прикольные истории с бумагой - раскраски и прочее. У меня стоит подшивка журналов, и недавно при переезде я ее листал. И скажу, что это вообще нисколько не стремно. Это был прикольный первый опыт трудоголизма за идею.

К вопросу о своевременности новаций. Когда вы делаете мероприятие, ощущается какое-то непонимание ваших идей со стороны заказчика?

А.Е.: Наоборот, последние несколько лет в организации ивентов делается упор на то, чтобы пошатнуть устоявшиеся формы, которые стали наскучивать. Поэтому мне неинтересно говорить о вечеринках как о событиях.

Чем можно удивить публику, раз все стремятся ее удивить?

А.Е.: Проработанностью деталей. В чем гениальность событий Arma17 как проекта? Помимо гигантских лайн-апов, преданности электронной музыки, они невероятно серьезно прорабатывают драматургию момента на длительное мероприятие. То есть ты думаешь, чем будут заниматься люди, как им не заскучать, как перекладывать внимание с малого на большое, с общего на детали. И в рамках этой мысли мы только в начале этого пути. Кстати, песочницей этих мыслей были девять месяцев в клубе «Сон».

Там удалось сделать идеально проведенные мероприятия?

А.Е.: Открытие было потрясающим. На мой взгляд, несколько лет не было таких вечеринок. Первый Urban Heat был прикольный - мы тогда в Екатеринбурге перепридумали концепт хип-хоповой вечеринки в стритовую.  

Первое видео с вечеринок Urban Beat

В.Д.: Мне запомнилась вечеринка, когда открылась крыша «Сна». День рождения «Тесноты» в октябре был насыщен разными приятными моментами. А если безотносительно мероприятий вспоминать про клуб, то есть забавная история, когда северокорейские строители впервые слушали техно-музыку.

Когда они готовили пол в клубе, мы решили проверить как распространяется звук – слышно ли громкую музыку изнутри на улице, привезли мощный сабвуфер. Я на полную громкость включил забойный басовый трек, остался на месте контролировать уровень звука, а ребята пошли на улицу. И вот я вижу строителей, у которых до этого с маленькой колонки играли корейские перепевки советской эстрады, они перестали работать, встали, скривили лица и посмотрели на меня, как на самого неприятного им человека на земле. которые видят такую картину: пришли какие-то парни, оставили одного, который включил какую-то жуткую непонятную музыку, а остальные убежали.

Ну а почему клуб тогда закрылся? Вот сколько вы навскидку назвали классных вечеринок   

А.Е. Переоценили интерес местной публики к большим электронным танцевальным вечеринкам. На этом все и захлебнулось, на мой взгляд.

Подождите, было же время, когда все только и говорили о техно и рейв тусовках.

А.Е.: А мне кажется, что в этом все и погибло.

Слишком много говорили, слишком мало танцевали.

Рейв превратился в какой-то умозрительный концепт, а мы в какой-то мере оказались обмануты такой вот речевой галлюцинацией. И если бы мы стали делать мероприятия раз в месяц-полтора, то все было бы более размашисто.

В.Д.: Много вещей и событий назывались словами на букву «р» и букву «т», а на деле ими не являлись.

Ваши последние заметные события - это участие в выставках видеоарта Bring Your Own Beamer в арт-галерее Ельцин Центра. Как их оцените?

А.Е.: Тут надо поблагодарить Илью Шипиловских, который не побоялся устроить там совершенно берлинскую по духу затею. Несмотря на то, что коллектив в галерее молодой, там ощущается эта галерейная респектабельность. И Илья выбрал совершенно подходящий формат, взяв левую европейскую идею в стиле «давайте соберемся все вместе и сделаем что-то классное».

А мы решили привнести туда музыку: не танцевальную, а шумную, морочную. Такую, которую слушают, а не под которую танцуют.

Так получился «Дальше - шум». И по итогу второго события мы нащупали тот жанр, в котором хотим развиваться. Взять совершенно разную музыку, видео, прикрутить образовательную программу и собрать все это отдельный аудиовизуальный фестиваль.

В.Д.: Эта крутая история, которая дала возможность местным электронным музыкантам выступить вживую и быть услышанными. Есть авторы, которые не дотягивают до собственного большого концерта, но материал у них давно перерос форматы вечеринок. Например, у Кати Прокиной выходят релизы, ее зовут на вечеринки играть ди-джей сеты. А здесь она может исполнить то, что она делает сольно: красивые медленные песни и эмбиент.

Недавно состоялась интернет-презентация фильма о современной уральской музыке «Нужное подчеркнуть». Подборка героев там, в общем-то типична: пять-шесть известных имен, и на этом все. А есть ли в Екатеринбурге новая музыка?

В.Д.: Да, у нас есть группы и музыканты, которые уже стали брендами. Это как раз про них сняли фильм. Но есть и новые нераскрученные ребята, которые делают абсолютно другую музыку. И они могут стать следующей волной локальных музыкантов. За ними сейчас нужно пристально следить.

А.Е.: Распространение софта приводит к тому что, музыки делается больше, но не так много получается действительно стоящей. А по поводу того, о ком снимать фильм, то надо вопрос задавать так: почему мы не сняли фильм про музыку, которую мы считаем важной, но которую мало знают? И когда наша тусовка до этого дорастет, сказать сложно. Возможно, да. И возможно, что-то мы и сделаем.

Я вот вообще хочу, чтобы в Екатеринбурге сняли фильм, подобный B-Movie, который показывали на фестивале Beat Film.  

В.Д.: И он должен быть как раз про коммьюнити: откуда все выросло. И фильм должен быть не только о музыкантах, но и о духе времени, о тусовке, промоутерах, художниках.

А.Е.: Ну и если мы берем пример B-Movie, то мне будет интересна генеалогия всех этих групп, независимо от стиля. Где они музыку обсуждали, где репетировали, кто записывал и так далее. Биографии музыкантов, архивные съемки, такие вещи, а не говорящие головы на экране. Когда снимался фильм «Sverdlovsk», то я много говорил с Владимиром Беуновым, который там участвовал. В том числе и об истории свердловского рока. И это дико круто было слушать.

Так, пока фильма нет, спрошу: чем удивит нас «Теснота»?

В.Д.: У нас скопилось много разных вечеринок, событий, мероприятий. И из этой кучи мы выбрали наиболее значимые. Вот, например, «ЗНАТЬ» - это чисто про вечеринки. Электронная музыка, с темным саундом, который играют местные и привозные артисты. Про «Дальше - шум» мы уже рассказали. Urban Heat хочется сделать серийным мероприятием, условным антагонистом «ЗНАТИ», где сталкивается стрит-арт, хип-хоп, игры и, например, барбекю.

А.Е.: Еще мы работаем над большим электронным фестивалем, думаем над проектами в рамках 4-й Уральской биеннале. И чего скрывать, фантазируем о своем лейбле, своей студии и своей площадке. И параллельно думаем об отъезде.

Надоел Екатеринбург?

В.Д.: В какой-то момент была такая мысль, что да, надоел по полной. Но надо признать, что последнее время тут и правда стало интересно. Не в плане, что весело и интересно, но в городе исчезла затхлость. У меня нет желания просто уехать в Москву, а есть интерес поездить по городам, появиться там в ситуации, где ты полный ноль.

А.Е.: Я в последнее время задумываюсь о том, чтобы не то что уехать, а чтобы действовать более масштабно.

Что же такое чистая «Теснота»?

В.Д.: Мы всегда были разными: в какой-то момент мы с Сашей были даже фуд-критиками, но рубились по серьезному.

Нам интересны многие вещи, а далеко не только музыка. И если это выглядит не фейково, значит это действительно «Теснота».

А.Е.: Это какой-то метод, скорее всего. Несмотря на то, что было сделано множество вещей под знаком «Теснота», это все про одно. Людей сбивают с толку наши объединения с кем-то: с WTF или с «Домом Печати», где мы работали как арт-директоры. Когда-то нас стали называть конъюнктурщиками из-за того, что мы собирали больше 150 человек. А я вот считаю, что работать с брендами - не зашквар, работать с коллаборациями - не зашквар, работать с бюджетами и зарабатывать - не зашквар. А водиться с какими-то флюгерми прямо жестко не хочется, какой бы хайп и бонусы они нам не принесли.

Следующее мероприятие «Тесноты» пройдет 26 мая: в «Доме Печати» выступит специальный состав индустриальной техно-группы Interchain с живым барабанщиком Василием Яковлевым (он, кстати, играет с Дельфином). Подробности можно узнать на странице ВКонтакте и на Facebook.

Фото: Максим Лоскутов

Теги