Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

«Екатеринбург очень красивый, особенно на рассвете»

Фотограф Алина Десятниченко о своем проекте в «Доме Метенкова», открытках из магических мест и сигнальной ленте

«Екатеринбург очень красивый, особенно на рассвете»
04 мая 2017 16:49

Автор:
Дмитрий Ханчин

Завтра в «Доме Метенкова» откроется «Дверь в стене» – так называется выставка краснодарского фотографа Алины Десятниченко. Работы Алины можно увидеть в «Афиша Daily», «Русском репортере», «Таких делах» и других важных российских медиа. В Екатеринбург она приехала в марте этого года в рамках арт-резиденции «Новые истории Екатеринбурга». IMC спросил Алину, удалось ли ей подружиться с Екатеринбургом, где она искала натуру для своих открыток магических мест города, и зачем ей плед из сигнальной ленты.

Откуда появилось название твоего проекта?

Я отталкивалась от рассказа Герберта Уэллса «Дверь в стене». Герой рассказа в детстве якобы встретил зеленую дверь, которая оказалась входом в лучший из миров для него. И всю жизнь он искал, как туда обратно попасть. Я пыталась сделать что-то вроде параллельного города. Основная часть проекта – фотографии мест силы. Об этих местах я узнавала у местных жителей.

Что это за места?

Они очень странные. Сначала я думала, что это будет что-то красивое, чем горожане могли бы гордиться. Но оказалось, что это очень личные места. И почти все – полуразрушенные. То ли выборка такая получилась, то ли так это работает. Получился странный полуразрушенный город. Например, я снимала водонапорную башню на Московской улице. По идее, это достопримечательность, но вокруг нее полузаброшенные гаражи.

Вторая часть проекта – инсталляция. Я сплела плед из сигнальной ленты. В марте она была везде. С одной стороны, она защищает людей от города. С другой, она защищает город от людей. Для меня эта лента – кокон, в котором прячется человек. Но любой выставочный объект подразумевает не только ту идею, которую туда закладывает автор, но и ту, которую увидят зрители. Этот плед будет не просто лежать – с ним связана еще одна часть съемки. И это будет обо мне. Даже не обо мне – о сферическом путешественнике в вакууме. Плюс к этому, на выставке будут еще инсталляции.

Я хочу, чтобы в моей выставке было важно само пространство, чтобы человек мог что-то потрогать, походить. Чтобы было весело.

Все это было придумано изначально или так получилось во время проживания в Екатеринбурге?

Когда я приехала, то первую неделю очень переживала. У меня были готовые идеи, но я все время генерировала что-то новое и в какой-то момент поймала себя на том, что постоянно думаю больше о форме, чем о содержании. Сначала я хотела сделать ментальную карту города, но потом поняла, как заметила куратор Настя Богомолова, что получается больше про мое путешествие, чем про сам город. Когда я сформулировала то, что хочу сказать, стало проще.

Какое впечатление оставил Екатеринбург?

Банально об этом говорить, но архитектура здесь очень классная. Екатеринбург очень красивый, особенно ранним утром, на рассвете. По духу этот город – где-то между Питером и Москвой. Ближе даже к Москве, потому что здесь происходит очень много интересных событий, я не все успевала посетить.

Ты делала довольно жесткие проекты, бывала в Сирии, в монастыре, на русском севере. Не показалась ли тебе работа в Екатеринбурге скучной после всего этого?

Любой проект, который я делаю по личной инициативе, мне интересен. Для меня это вызов. Когда я поехала в Сирию, вызов был довольно понятный – выжить. Здесь вызов был в том, что я делала абсолютно новую для себя работу. Это мой первый проект, связанный не только с фотографией. До этого я делала инсталляции для групповых выставок.

В последнее время я поняла, что фотографии мне не хватает, чтобы сказать, что я думаю.

Я сейчас учусь на журфаке и в самопровозглашенном институте современного искусства арт-группировки «ЗИП», занимаюсь самообразованием. И чем больше узнаю, тем больше понимаю, что у меня эрудические лакуны. Все идет к тому, что мне нужно поехать учиться в школу Родченко. А может быть, я передумаю и уеду в Сирию.

Какими из своих проектов ты больше всего гордишься?

Нет таких. Я люблю любую историю, которую делаю – за исключением коммерческих, хотя и среди них бывают интересные. Но я – перфекционист, и не могу сказать, что хоть один из своих проектов довела до идеального состояния. Я не так давно этим занимаюсь: только фотографией – с 2014 года. До этого я была пишущим журналистом. Сначала только писала, потом пишущим с камерой, потом фотографом, который может писать, а теперь я и писать не умею, потому что перестала мыслить себя в этой категории.

То есть ты прошла путь от журналиста к художнику?

Эволюционировала, наверное. Хотя нет, нельзя назвать это эволюцией. Просто пошла по другой дорожке. Не приведет ли на меня к полному краху?

Стало легче или труднее?

Труднее. С журналистикой все понятнее. Ты знаешь, что от тебя ждут и что ты можешь сделать. А с искусством все такое эфемерное. Вот когда начинаешь играть в компьютерную игру, тебе открыт маленький кусочек карты. Мне сейчас тоже открыта небольшая территория, а вокруг – темнота. И в темноте сложнее двигаться. Приходится делать это на ощупь.

Напомнимв 2016 году «Дом Метенкова» стал победителем в грантовом конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина с идеей арт-резиденции «Новые истории Екатеринбурга». Выставка резидента Алины Десятниченко «Дверь в стене» откроется в фотографическом музее «Дом Метенкова» (ул. Карла Либкнехта, 36) в пятницу, 5 мая в 19:00. 

Фото: Евгения Жуланова

Теги