Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

«Название, как у «Ленинграда», обложка, как у Оксимирона»

Группа «Курара» разбирает альбом «Пуля» и всю свою дискографию

«Название, как у «Ленинграда», обложка, как у Оксимирона»
11 апреля 2017 18:06

Автор:
Дмитрий Ханчин

Екатеринбургская группа «Курара» в начале апреля отправилась в «Пуля Тур». Города от Москвы до Омска будут прокачиваться под песни с последнего альбома группы, а также под лучшие их хиты. Окончится тур 28 мая концертом в екатеринбургском «Доме печати». Для IMC музыканты подробно, по песням разобрали пластинку «Пуля» и рассказали обо всех своих предыдущих альбомах.

С выхода «Пули» прошло уже несколько месяцев – как сейчас вы ощущаете этот альбом?

Юрий Облеухов: На сегодняшний день – наш лучший альбом.

Олег Ягодин: Были претензии: название, как у «Ленинграда», обложка, как у Оксимирона.

Юрий: Да наплевать. В эпоху постмодернизма говорить, что кто-то у кого-то что-то взял – просто глупо.

Чем вы вдохновлялись, когда делали его?

Александр Вольхин: Я вдохновлялся вот этими двумя людьми (показывает на Юрия и Олега)

Олег: Я угорел за модные книжки «Песни в пустоту» и «Формейшн», за московскую панк-сцену девяностых.

Юрий: Я слушал много краут-рока и дум-джаза.

Олег: Все пошло от «Битлз», вы же знаете. (смеются)

Давайте разберем «Пулю» по песням. Начнем с первого трека: «Пуля (реприза)».

Юрий: Это оркестровая часть песни «Пуля»: ее придумал и аранжировал Александр Жемчужников. Когда мы песню сводили, я послушал и понял, что получилось самостоятельное произведение, идеально подходящее для начала альбома.

«Паническая атака». Жесткая вещь, почти Sonic Youth.

Олег: Я узнал, что такое паническая атака. У как-то меня был тремор, спрашиваю у Ярославы Пулинович, что со мной такое, а она говорит: «Это называется «паническая атака», и тебе надо сходить к врачу». Я подумал, ооо, вот это название! Сразу все возникло. А потом смотрю – оказывается, популярный термин.

Юрий: А по музыке все просто. Я сочинил этот рифф, и мы с Васей вдвоем за полчаса придумали, как все должно звучать. Записывали без бас-гитары, басовая партия игралась синтезатором.

«Капитаны». Что все-таки случилось в этой песне? Она его убила?

Юрий: А это ты нам скажи!

Олег: Там что-то пошло не так.

Юрий: Песня появилась просто: Олег во время какого-то перерыва перебирал аккорды, мне понравилось то, что он играл, и я сочинил бит.

«Плеер». Олег, это твои личные воспоминания, или всех членов группы?

Олег: Как бы мои, но все такое пережили. У меня правда была кассета: на одной стороне «Violator», на другой «Electric Cafe». Моя первая кассета.

Юрий: Неправда, первыми у тебя были Guns’n’Roses да Queen! Когда мы с тобой познакомились, ты их слушал!

Олег: Не сдавай меня! (смеется)

Юрий: Мы не чураемся никакой музыки.

Олег: Я вспоминаю мрачноватые времена нашей молодости и понимаю, что только меломания многих людей и вывезла. Это была валюта: что-то переписал, записями побанчил.

Юрий: Можно было целыми днями переписывать с кассеты на бобину, делать сборники. Это было на вес золота.

Александр: Раньше было, что достал новый альбом – и такая радость, а сейчас все обесценилось, когда гигабайтами музыку качаешь.

Koyaanisqatsi.

Олег: Название переводится как «мир, выведенный из равновесия». Эта песня связана со всеми нашими политическими событиями. Такой бардак, сумасшедший дом творится. Песня описывает мир недалекого будущего.

Юрий: Оля Чубарова сама захотела поучаствовать. У них случилась пауза в группе Cheese People, и она вызывалась с нами посотрудничать.

Олег: Думали сделать танцевальную песню, а-ля «Курара Чибана», что-то веселенькое. А получилось совсем другое. Не те новости посмотрел.

«Доброй ночи».

Олег: Песня про любовь. Ставили «Маленькие трагедии», играли Моцарта и Сальери, и как-то меня это вдохновило на такой приступ сентиментальности.

Юрий: По музыке – мне хотелось сделать медленную вещь, такой трип-хоп, что-то мрачное, медленное, тягучее. Как-то мне попался в руки сборник старого американского кантри. Медленного-премедленного. Стал разбираться в гармониях, в том, как все устроено – и получилось вот такое.

Олег: В конце звучат слова на языке эсперанто. Один сосед оставил в подъезде кучу словарей – в том числе и эсперанто, и мне понравилось.

Заглавная «Пуля».

Олег: Однажды в одном баре играла Лиза Неволина и группа «Дзинь». И такой хороший вечер был. А бар был так себе. И чувак сидел с кальяном, а я эти кальяны ненавижу. Чувак сидел и обламывался. А Лиза скакала до потолка, выкладывалась, а в какой-то момент она этому чуваку сказала: «Ты же можешь не сидеть здесь». А он сидит, дым сосет. Оттуда у меня эти кальяны кровососущие. Оттуда же – случаи, когда нас просят: «Закончите до десяти, кавербэнд потом выступает».

Кавербэндов так много стало в последнее время.

Олег: Это не значит, что нужно злиться на время. Это значит, что новая музыка всех достала. Никому новая музыка не нужна. Есть общая тенденция – и у стариков, и у молодежи – любовь к проверенному музлу. 2000-й, 2001-й годы были последними, когда что-то новое появлялось. А с тех пор все копают из восьмидесятых-девяностых. И мы в том числе.

Чем вам таксисты насолили? На прошлом альбоме им досталось в «Рокки Рок-н-ролл» доставалось.

Олег: Для таксистов мы – помеха. Проводницы смотрят на нас, как на врагов народа – на людей с гитарой, с железом.

Александр: И непонятно, почему. Мы же платежеспособные.

Юрий: И не косячим, не хулиганим.

Олег: А если косячим мы, это воспринимается хуже.

Юрий: Типа «Ааа, музыканты, понятно».

«Бойз донт край».

Олег: Тут раскрывается босяцкая тематика. Мне жалко, что Екатеринбург все больше становится столичным. Мне кажется, наш колорит борзый и дерзкий нельзя терять. Нас за это любят. Уральский дерзкий юмор – это супер. Эта песня о Новоселове, известном нашем автохаме. Это самая харизматичная личность уральского криминала за долгое время. Он мне написал: «Пацаны, спасибо вам, что не думаете обо мне плохо, если понадобится еще материал для вдохновения – обращайтесь». И сдался через месяц. Не знаю, повлияли ли мы на него или нет.

Юрий: Не хочу думать, что мы повлияли. А по музыке – это самый первый трек, написанный для альбома. Мы не заметили, как песня получилась такой длинной. Записали демо-версию, подошли к компьютеру посмотреть – а она девять минут, мы такого не ожидали. Когда играешь – не ощущаешь. Мы любим пораздувать музыку, иной раз одергивать себя приходится. А тут дали волю.

«Про футбол».

Олег: Это Вася Сычев, наш друган, сказал нам: «Нужно больше песен про спорт». И вот, родилась. Здесь нет ерничества, здесь есть русский колорит. «Мы умеем жить без денег» – это зерно песни.

Юрий: Мы записывали ее не так, как остальные песни. Полдня выстраивали студию, а песню записали за одну минуту.

А вторая минута – замедленная версия «Капитанов». Как вы решили ее добавить в альбом?

Юрий: Под эту запись мы снимали клип. В припеве, когда мы разрисованные странно двигаемся, как раз эта запись включалась. Полночи слушали это «мммммууууооооччччччыыыыы», и решили, что это обязательно должно войти в «Пулю».

«Гудвин».

Олег: У нас есть такие песни-реквиемы. У нас уже трилогия образовалась: «ЖЭМС», «Барокамера», теперь вот «Гудвин». Мы перечислили на диске всех, кого потеряли за два года, что над ним работали. После выпуска я вспомнил еще человек пять. Как-то легко улетают люди.

Юрий: А с музыкой вышла такая история: изначально рифф был другой, но когда Олег его услышал, сказал: «Вы что, с ума сошли, это же Red Snapper!». Я понял: и правда, и поменял его. Решили не отбирать хлеб у мужиков.

«Паранойя-диско». Старозаветный хит «Курары», в духе «Механизмов».

Юрий: Мне давно хотелось сделать такую вот песню в духе альбома «XTRMNTR» группы Primal Scream. Электронно-гитарно-танцевальный боевик. Хотелось сделать его прямолинейным, без изысков.

Олег: Не скажу, что это какая-то великая песня, просто нормальная такая. Когда мы еще были «ШамаННы», у нас была песня «Москва», про впечатления от города в начале нулевых. Москва была крутая. Расцвет рейва, хип-хопа. Отошли уже девяностые, но сохранился угар.

Юрий: Но та песня не прижилась. Была какая-то фанковая, дурацкая, спели пару раз – и все.

Олег: Пару фраз оттуда вытащил – и сюда. А на «пушке» реально барыжили.

«Стальное сердце».

Юрий: Изначально она была такая веселая, прифанкованная, как будто из альбома «Архимед». Сама по себе она нравилась, но не вписывалась никак в этот материал. А потом решил сыграть ее в три раза медленнее и за три четверти. Начали играть и поняли, что да, вот оно.

Олег: Параллельно репетировалась «Пиковая дама», инсценировка Коляды, где Герман – обрусевший немец и много говорит на немецком. Море немецкого текста учить нужно было, и я не расставался с разговорником, все время смотрел немецкое кино, слушал немецкую музыку.

Юрий: Я Олегу подарил дисок Eisturzende Neubauten на день рождения.

Олег: Альбом вообще многоязыкий, поэтому и Вавилонская башня на обложке. А не потому, что мы так любим Оксимирона. Еще мы записывали тему, должен был поучаствовать наш друган-француз Бен. Но он вату закатал. Мы записали минус, отослали ему, и с тех пор он молчит. Козел. (смеется)

Теперь предлагаю вам пробежаться по дискографии, рассказать вкратце обо всех альбомах группы «Курара».

«Здравствуйте, дети», 2004

Юрий: Это сборник песен группы «ШамаННы». Для первого альбома получился достаточно цельным. Выбрали самые наигранные, наработанные и боевые песни. По музыке смешалось все: и Манчестер, и RHCP, и электроника, которую мы любили. Там семплов очень много, которые вообще-то нельзя использовать. В песне «Письмо» использованы Portishead, Depeche Mode, «Порги и Бес» с Фитцджеральд и Армстронгом, какая-то опера.

«Курара», 2006

Юрий: Второй альбом – коллаж из не вошедших в первый альбом песен и вещей, которые мы тут же сочинили. Альбом получился неплохим, но слишком электичным.

Олег: Появился барабанщик Олег Кудрявцев, игравший еще в «Апрельском марше». Такой старый дядя – на то время. Сейчас он, кажется, помолодел, а мы постарели. Тогда нельзя было останавливаться, нужно было сразу что-то делать. К тому же, мы только заявили новое название для группы.

«Механизмы», 2008

Юрий: Он и по саунду получился другим, записывали его с Сашей Старцевым, сводили на пульт ламповый, светлая ему память – студию затопило. Записывали с оттягом. Альбом задал определенный стандарт – после него стало понятно, что такое «Курара».

Олег: С альбома «Механизмы» я начал писать песни на музло, как делаю и теперь.

«Грясь», 2010

Юрий: Тогда сменился состав, пришли Саша и Вася. Стали вчетвером придумывать новые песни, и получился такой замес из гранжа и пост-панка. Период был у нас тогда мощный и мрачный и музыка получилась соответствующая. Мне захотелось сделать альбом без электроники, чтобы звучал так, как мы звучим на сцене. Мы его так и записывали – одновременно. Олег стоял в тубзике, мы стояли в одной комнате и записывали.

«Шикарная жизнь», 2012

Юрий: Мне подарили синтезатор 82-го года «Лель», я притащил его на репу, тут понажимали, там понаживали, и Олег впервые встал за клавиши. Мне было интересно поэкспериментировать со звуком. Использовать акустические гитары, перкуссии. Расширить палитру. Мы пытались нащупать что-то новое. В первый раз мы пригласили сторонних людей – не как бэк-вокалистов, а как полноценных соавторов.

Олег: «Шикарная жизнь» появилась в пик нашего кайфожорства, когда мы поехали с «Сансарой» в Челябинск, концерт никто из нас не помнит, было бросание гитар в зал, ползанье по полу, я сломал все стойки, ни одной песни не было сыграно нормально, просто хаос. По этому поводу появилась песня «Шикарная жизнь». Не от шикарной жизни появилась эта песня! А вообще, альбом о том, что у меня появилась доченька, и я понял, что надо как-то полегче быть. Захотелось сделать легкий и нежный альбом.

«Архимед», 2014

Юрий: У нас появились новые синтезаторы, новые возможности, идеи, и мы их стали воплощать. Песня «Не мое пальто» задает тон всему альбому. Психоделия никуда не делать, настоялась, стала погуще. Звук стал поплотнее.

Олег: Я тогда был в разъездах, время везде гонял, в фильмах снимался, ребята присылали мне демки, и я сочинял тексты в самолетах.

Альбомы раз в два года – это совпадение или самодисциплина?

Олег: Вот мы выпустили «Пулю», и вот в феврале новая песня появилась.

Юрий: Обычно после выпуска альбома мы играем его первые шесть, восемь, двенадцать месяцев. И параллельно копим новые идеи. А потом год уходит на новый альбом. Сейчас я не даю никому остановиться, вот в феврале новый инструментал появился.

Олег: Одни ребята местные снимают фильм «Так оно будет» документальный. Они засняли, как мы эту новую вещь играем – классно получилось.

Фото: Аусвайс Свободу, Полина Сойреф | группа "Курары" ВКонтакте

Теги