Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

Искусство или профанация?

Александр Жемчужников о современной академической музыке: что это такое и с чем её едят

Искусство или профанация?
10 января 2017 17:32

Автор:
Александр Жемчужников

В новом году на IMC запускается цикл материалов о современной академической музыке. Рассказывать о ней будет Александр Жемчужников, композитор, член союза композиторов России, художественный руководитель и дирижер «Другого Оркестра». Первый текст посвящен тому, кто такие современные композиторы и что за музыку они пишут.

В XX веке основой творчества стали эксперименты и непрестанные поиски новых форм излияния собственного «Я», отличного от всех взгляда на реальность, или же на нереальное. Уже начало XX века пестрит «черными квадратами Малевича», различными «-измами»: кубизм, супрематизм, символизм и прочее. Творец все более тяготеет к неповторимому проявлению собственного художественного мира. Использовать чужой язык становится совершенно неуместным в новым реалиях, это всячески осуждается критиками и не поощряется изощренной публикой. Удивлять – прежде всего. Эпигонство – самый тяжкий грех творца.

В музыке начала XX века происходило тоже самое. И одним из ярких явлений, определивших дальнейшее развитие музыки, и ту ситуацию, в которой современная академическая музыка находится сейчас, стало творчество «крестного папы» всего европейского, и не только, авангардного австрийского композитора Арнольда Шёнберга, и двух его учеников, коллег по цеху: Альбана Берга и Антона Веберна.

Как гласит легенда, на премьере кантаты «Песни Гурре» Шёнберг отказался выходить к публике на поклон, мотивировав это словами: «Сегодня они мне аплодируют, а завтра эти люди за мной уже не пойдут». И автор прекрасных опусов «Просветленная ночь» и той же «Песни Гурре» поворачивается к публике «задом». Он был не единственным на этом пути: достаточно вспомнить позднего Скрябина, или же заокеанского коллегу, американца Чарльза Айвза.

После этого история академической музыки, наследников Моцарта, Баха, Брамса покатилась «черт знает куда». Вспомним еще радио, которое стало одним из киллеров академической музыки, породившее монстра в виде «поп-и-рок» музыки. Итог: академическая музыка оказалась на задворках человеческого уха, уделом «избранных», «широко-известной-в-узких-кругах-из-трех-человек».

Большинство человеческих ушей побежало, конечно же, не за Шёнбергом: песня, как самый понятный жанр, прекрасно вписавшееся в радиоформат, победила бесповоротно и окончательно.

И сейчас, если вдруг водитель маршрутки включит что-нибудь из Шёнберга, то он будет высажен пулей за пределы собственной «Газели», нежели пассажиры будут хором благодарить: «Господи! Так хотелось чего-нибудь додекафонического послушать, и вот те раз. Спасибо, дорогой!».

Однако, в том пути, который избрал для себя Шёнберг, происходило и происходит много чего интересного и самобытного. Но есть одна проблема: как понять то, что делают, так называемые «авангардные» художники, или композиторы. Это искусство или профанация?

Творчество их часто высмеивается в поп-культуре. Например, в «Симпсонах» один из эпизодов происходит в концертном зале. Там публика стремительно бежит к выходу после слов Мардж Симпсон: «Не уходите! Следующим номером идут современные композиторы!». Да и сам обыватель, слушая произведение современного композитора, обычно изрекает что-то подобное этому: «Мой кот не хуже сыграет, или такого я и сам могу на скрипке напиликать». Тут уместно вспомнить концерт для кота с оркестром.

Сравним (не убивать за сравнение) с музыкой английского композитора Брайна Фернейхоу:

И вот попробуй отличить музыку, сыгранную котом и написанную композитором. Где подлинное искусство, а где блеф чистой воды? В случае с Арнольдом Щенбергом давайте оценим его музыку до разворота «задом» к публике и после. Вот фрагмент из кантаты «Песни Гурре»:

А вот уже после, к примеру, из «Лунного Пьеро»:

.Желающие могут покопаться в его творчестве и глубже прочувствовать разницу между Шёнбергом до и после. Меня лично беспокоил всегда один вопрос: уж коль он мог писать такую красивую музыку как в «Песнях Гурре» или в «Просветленной ночи», что заставило свернуть с дороги ясной и понятной? И ответ на мой взгляд, думаю, прост. Он не мог как настоящий творец писать хорошо, а потом вдруг писать плохо. Он просто стал писать по-другому. Он искал и нашел. Понимать и принимать его новую музыку стало гораздо сложнее. Но она по-своему тоже прекрасна.

Художники опережают свое время. Признание часто приходит, когда «уже седина стыдно молвить где», а то и после «отправки на небеса». Необходимо вслушиваться, возвращаться, слушать еще раз – и музыка откроется.

А уж если не происходит открытия, то тут два варианта: либо это не ваша музыка, либо это – не музыка.

Собственно, ради пропаганды музыки современных композиторов и создавался «Другой Оркестр» при Центре культуры «Урал». Но так как публика не совсем готова к принятию программ из произведений современных композиторов, то впоследствии был создан ансамбль из солистов «Другого Оркестра» под названием Pincode Ensemble. На его концертах любой жаждущий может вживую ознакомиться с музыкой современников во всем ее богатстве.

Кстати, первый в этом году концерт ансамбля пройдет 19 января на сцене ЦК «Урал». Там будут «шуметь», «скрипеть», «играть» и «петь» резиденты «Другого оркестра» - Pincode Ensemble. В концерте прозвучит музыка современных композиторов, которые от произведения к произведению создают новые звуковые миры, иногда опираясь на традицию, а порой разрушая её. Отметим, что большая часть музыки написана специально для Pincode Ensemble.

Фото: theoryandpractice.ru

Теги