Подпишись на нашу группу в Facebook

«Необязательно жить в Москве и писать о ней, чтобы состояться как писатель»

Анна Матвеева о своей новой книге, соперничестве с Алексеем Ивановым и любимом Екатеринбурге

 «Необязательно жить в Москве и писать о ней, чтобы состояться как писатель»
21 декабря 2016 13:42

Автор:
Татьяна Фомина

На прошлой неделе Анна Матвеева, автор нашумевшего романа «Перевал Дятлова» и финалист премии «Большая книга», представила в «Пиотровском» свою новую книгу «Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е.». Уральская писательница рассказала о любви к родному городу, о том, где можно в нём найти привидение, о главных героях новой книги, собственных привычках и правилах успеха.

 О книге «Горожане» и главных героях

В «Горожанах» речь идет о главных героях Екатеринбурга – их у меня получилось восемнадцать. Было важно соблюдение трёх правил:  персонажи должны были сыграть значительную роль в жизни города, нравиться мне лично, и иметь между собой явное или скрытое сходство. Я справилась с задачей настолько, насколько с ней  можно справиться за один год. Такой срок я сама себе отвела, а параллельно написала ещё одну книгу («Лолотта и другие парижские истории» - прим. ред.).

Героев, которые ныне здравствуют, пятеро – Виталий Волович, Николай Коляда, Эдуард Россель, Владимир Шахрин и Евгений Ройзман. Все - любимые. Если назвать кого-то самого-самого, то для меня самый значимый в этой книге, пожалуй, Павел Петрович Бажов. Новелла о нём получилась одной из самых коротких в книге, но писать её было легко и интересно.

Придумывать пары некоторым людям оказалось непросто. Очень тяжело было выбрать пару Евгению Ройзману. В какой-то момент я даже думала совсем от него отказаться, но мне, к счастью, помог старший товарищ – писатель Алексей Иванов, именно он подсказал, что отличная историческая «рифма» для Ройзмана – Василий Татищев. В новелле «Глория мунди» написано то, о чём Ройзман никогда никому публично не рассказывал. 

Довольно быстро я придумала пару Ельцину – это инженер Ипатьев, без вины виноватый. В конце 19 века он купил дом, про который бывший хозяин сказал – вам очень повезло, потому что в этом доме никто никогда не умирал, у него прекрасная репутация. Инженер прожил в нем обычную жизнь, но поневоле обрёл бремя тяжкой славы.

История Ипатьева-Ельцина особенно пришлась по душе Эдуарду Эргартовичу Росселю. Мне кажется, он первым из героев изучил подаренную ему книгу. Позвонил на следующий день, и сообщил, что всю ночь не спал, потому что читал «Горожан».

О соперничестве и сравнении с «Ёбургом» Алексея Иванова

Я не соперничаю с Ивановым. Во-первых, мы в совершенно разных весовых категориях. Во-вторых, его книга про Екатеринбург 1990-х, она и называется так, как я никогда свой город не называю. Это слово у меня застревает в горле, так Екатеринбург зовут те, кто давно уехал отсюда или, наоборот, приехал сюда на один день и решил, что всё о нас за этот день понял. В-третьих, мы с Ивановым – друзья. На недавнем вручении «Большой Книги», когда ему не дали награду, я расстроилась, может быть, даже сильнее него самого. Так что это не соревнование.

Скорее, «Горожане» – ответ на его книгу и, в каком-то смысле, её продолжение. Вот увидите, эту волну подхватят, и скоро появится много других книжек о Екатеринбурге. Но первым был именно Алексей Иванов, за что ему большое спасибо. Он доказал, что совсем необязательно жить в Москве и писать о Москве для того, чтобы состояться как писателю – оказывается, можно сидеть в Перми или Екатеринбурге, писать про Урал, и книги твои будут раскупать. Да мы и сами после этого стали к себе по-другому относиться, нам есть, чем гордиться.

О знаковых местах и Екатеринбурге

Моё главное место силы в городе – это Оперный театр. Папа любил оперу, в детстве водил меня на все спектакли, а я тогда всерьёз собиралась быть оперной артисткой. Второе знаковое место – родной университет, alma mater, там я училась, там работали родители (мама до сих пор преподаёт) – на филологическом факультете. Третий ключевой адрес – Дом офицеров, где я занималась музыкой. Весь центральный район мне особенно близок, несмотря на то, что в текстах моих чаще появляется другая локация – Юго-Запад. Белореченская, Шаумяна, Ясная, Посадская – места моего детства и юности.

Когда приезжие гости просят меня провести им экскурсию, мы начинаем с Уральского политехнического института (я по-прежнему называю его УПИ), спускаемся по Ленина, смотрим на здания с обеих сторон, я показываю им «Коляда-Театр» и так далее. Обязательно «любуемся» памятником Пушкину в Литературном квартале, гостям он всегда повышает настроение. 

На Уралмаш доезжаю только с избранными.

Я много путешествую, часто сравниваю новые города с Екатеринбургом, но большого сходства не нахожу. Он один такой, уникальный. Сравнить могу разве что с Парижем, но это потому, что два этих города объединяет моя любовь к ним.

О конструктивизме и новом в городской среде

Екатеринбургский конструктивизм существует давно, но в советское время этих зданий попросту не замечали. Сейчас они по-новому «заиграли» на фоне новых домов. И какое счастье, что с гостиницы «Исеть» сняли всю рекламу.

Московская художница Алёна Дергилёва, которую я как-то возила по Екатеринбургу, сделала интересное наблюдение: ни в одном другом городе она не видела такого количества закруглённых фасадов.

Мне кажется, это некая неосознанная попытка архитекторов смягчить чёткий контур города, придать брутальному, промышленному гиганту мягкости, женственных, округлых форм.

Я люблю Екатеринбург, могу рассказывать о нём бесконечно. Знаете  о привидении, которое живёт в усадьбе Железнова на улице Розы Люксембург?

О самодисциплине и детях

Со стороны кажется, что у меня всё просто замечательно, но я-то знаю, сколько не сделано, сколького ещё не добилась. Просто так на меня ничего не упало, я не из счастливчиков-везунчиков – беру организованностью и усердием, очень бережно отношусь к своему времени. Этому меня, думаю, научило материнство, потому что, когда у тебя трое маленьких детей и куча профессиональных обязанностей, приходится в считанные минуты «втискивать» много дел.

Сейчас, когда мои сыновья уже взрослые, стало проще, но привычка сурово планировать свою жизнь осталась. У меня чёткое расписание, и я знаю, что буду делать в тот или иной день, месяц, год. Мой эталон, идеал – ульяновский профессор Любищев. Есть такая книга Даниила Гранина «Эта странная жизнь», где описана жизнь этого удивительного человека – Любищев фиксировал каждый свой шаг, подсчитывал время, которое он на него тратит, и составлял на этой основе оптимальные схемы, диаграммы эффективного планирования. Я, конечно, не до такого уровня дошла, но делаю всё, что могу.

О книгах, своих и чужих

Последнее сильное литературное впечатление  – книга Альбертины Сарразен «Меня зовут Астрагаль», о которой много говорили два года назад. Это культовый роман 60-х, недавно переведенный на русский язык. Горячо рекомендую.

Сейчас я работаю над романом, основанным на дневниках. Это семейная сага, действие которой начинается в конце XIX века, а заканчивается в наши дни. Мне интересно работать на стыке между fiction и non-fiction, когда реальные факты изрядно разбавлены фантазией. Название романа – «Каждые сто лет», действие его частично происходит в Екатеринбурге, а одним из персонажей станет мой дед, профессор К.К. Матвеев, которому посвящена новелла «Имя на камне» из книги «Горожане».

Фото: Евгений Волович, Татьяна Фомина

Теги